Международный день грамотности

8 сентября отмечается Международный день грамотности.
К 50-летнему юбилею этого праздника портал «Российское образование» предлагает подборку интересных фактов о традициях обучения грамоте.
Само слово «грамотность» имеет такой же корень, что и «грамота». На Руси X-XVII века под грамотой понимали письменный документ. И умельца, способного прочитать послание, очень почитали, а уж если он еще и написать его мог, то искусству его предела не было, так как читать на Руси иногда не умели даже князья. По историческим данным в конце Х века князь Ярослав «сам книги читал», а  Владимир Святославович был неграмотен.
Читать и писать раньше училось в основном духовенство. Первым серьезное внимание на распространение грамотности обратил Петр Великий и даже предпринял попытку сделать образование обязательным.  Его предпринимательской жилке мог позавидовать даже «великий комбинатор» Остап Бендер (главный герой романов «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок»). Ученики обучались бесплатно и платили только за выход из школы.
По указам Петра открывались «цифирные» школы, где учили «грамоте, счислению и основанию геометрии». Учениками становились дети  дворян и чиновников в возрасте 10-15 лет, позже к ним были добавлены и другие сословия. Но идея не прижилась. Ученики и преподаватели сбегали с уроков. Грамотность была не в почете.
При Екатерине II «Комиссия об училищах и призрения требующих» к 1770 г. разработала проект введения обязательного обучения грамоте всего мужского сельского населения. Но даже этот закон не смог привить народу любовь к учебе.
Во время царствования Александра I (1801—1825) вопрос о том, нужно ли давать народу грамотность, все еще оставался для многих спорным, и только после отмены крепостного права в России количество сельских школ в России существенно выросло.
Согласно статистике, накануне Первой мировой войны начальную школу в России посещало чуть более 40% детей. И во время Первой мировой сложилась ситуация, когда на место погибших младших офицеров стали назначать кого угодно, лишь бы с образованием. В итоге к февралю 1917 года младшее офицерство Русской императорской армии не отличалось лояльностью к правящей династии. Эта статистика печально сказалась на последующем будущем царской власти.
После революции большевики издают книгу «Долой неграмотность: Букварь для взрослых». В 1919 создаются пункты ликвидации безграмотности — Ликбез. За два года гражданской войны в них научилось чтению около 3 млн человек. После окончания Гражданской войны, с 1922 по 1930 год число учащихся начальных школ выросло в два раза, до 13,5 млн.
Если Российская империя вступила в Первую мировую войну неграмотной, то СССР встретил Вторую мировую уже с читающим населением. Но эта победа над тотальной необразованностью была относительной. Многие еле-еле научились складывать буквы в слова. Но изменения продолжались. И в 1940—1941 годах в советских школах обучалось почти 35 млн человек. Таким образом, через 11 веков после начала славянской письменности и «призвания варягов» вопрос всеобщего среднего образования в России был решен.
«Процент неграмотных – величина постоянная, только в наше время неграмотные умеют читать» – говорил итальянский писатель, новеллист и журналист Альберто Моравиа. И действительно, сейчас никого не удивить умением складывать из букв слова. Необходимо это делать еще и в соответствии с нормами языка, а также знать основные понятия из разных предметов и уметь их применять на практике.
Сегодня понятие «грамотность» получило новое прочтение: мы знаем не только о грамотном чтении и письме, но и о финансовой, компьютерной, информационной грамотности.
«Косматый облак надо мной кочует...»
Сейчас неумение связно формулировать мысли, ошибки в речи или тексте вызывают смех. Так и пародист Александр Иванов высмеял стихотворение члена Союза писателей, поэта и филолога Валентина Сидорова, как-то написавшего: «Косматый облак надо мной кочует, и ввысь уходят светлые стволы». Стих-насмешка от Иванова получился настолько удачным, что оригинал забыли, а пародия живет до сих пор.
Высокий звон
В худой котомк поклав pжаное хлебо,
Я ухожу туда, где птичья звон,
И вижу над собою синий небо,
Лохматый облак и шиpокий кpон.
Я дома здесь, я здесь пpишел не в гости,
Снимаю кепк, одетый набекpень,
Веселый птичк, помахивая хвостик,
Высвистывает мой стихотвоpень.
Зеленый тpавк ложится под ногами,
И сам к бумаге тянется pука,
И я шепчу дpожащие губами:
«Велик могучим pусский языка!»
Позже появилось продолжение от Александра Матюшкина-Герке:
Вспыхает небо, pазбyжая ветеp,
Пpоснyвший гомон птичьих голосов;
Пpоклинывая все на белом свете,
Я вновь бежy в нетоптанность лесов.
Шypшат звеpyшки, выбегнyв навстpечy,
Пpиветливыми лапками маша,
Я сpеди тyт пpобyдy целый вечеp,
Бессмеpтные твоpения пиша.
Hо, выползя на миг из тины зыбкой,
Болотная зеленовая тваpь
Совает мне с заботливой yлыбкой
Большой Оpфогpафический Словаpь.
 
Раздел: